Ki_Bella (ki_bella) wrote,
Ki_Bella
ki_bella

Я. Без фотошопа. Без макияжа. До пластики...

На фотке под катом я. Вы не поверите, но именно так выглядела, когда  не приходилось блюрить фотки, чтобы скрыть морщины-окопы, кажное утро штукатурить фейс тремя видами тонального крема, а вечером — по схеме, с тщательностью сапера на минном поле, мазать восемь кремов, ориентируясь по карте, составленной косметологом.

И вообще, я тогда не пила, не курила, не сидела в инете до трех ночи и даже — о ужас! —материться не умела. Материться я вообще в десятом классе научилась, но, так как ребенком была способным, научилась быстро и качественно.

Я даже больше скажу — я тогда была такой милочкой и лапочкой, что ми-ми-ми. Даже Мулечка, видя эти фотографии горестно вздыхает: ведь таким милым и добрым ребенком была, всем улыбалась, никому пакостей не творила, ктоб подумал, что такая сволочь вырастет язвенная!

Мулечка сильно-сильно ошибается. Улыбаться всем приходилось — как же, скомандовали, пакостей творить попросту сил не хватало, ибо какие пакости, когда сам от горшка два вершка, но мизантропией ярко выраженной и в те времена я, нещасная, страдала сверх меры.

До сих пор помню свое возмущение в тот момент, когда добрая бабуленька отдавала вконец приборзевшей крестной пять банок томатного сока. Трехлитровых банок! Моего любимого томатного сока! А, придачу к ним, к этим банкам — мой зеленый комбинезон и платьице. Бееееленькое. С блямстюшечной ниткою.

Я встала грудью и заявила, что если разграбление отчего дома набежавшими мародерами немедленно не прекратится, то напишу жалобу. В ЦК КПСС. Мародеры - буля, муля и папуля с дедулей громко ржали, но на платье больше не покушались.

Маленькая победа сподвигла на большие подвиги и постепенно благотворительность за мой счет в семействе была прекращена — а то ишь, повадились. Платья честно перешивались для кукол, в комбинезонах катались пупсы в коляске, а томатный сок получил звание стратегически важного продукта, неприкосновенного для всяких прожорливых гостей и родственников.

Победой я гордилась и даже улыбалась, когда меня ставили перед объективом, украшать улыбкой интерьеры, и на табуретку — поражать окружающих неимоверным талантом к декламации и пению.

Декламация, кстати, была моим коньком. Я получала садистское удовольствие, самозабвенно мучая слушателей «Генералом Топтыгиным» от начала и до конца, и «Евгением Онегиным». Последнего до конца я не знала, но лица гостей, ознакомившихся с бессмертным творением Некрасова, кислели на первой же фразе, они начинали бурно аплодировать и тянулись к кошелькам, желая вознаградить ребенка за старания.

Одно выступление обеспечивало рупь, а то и полтора моей личной, чистой прибыли. Весьма, кстати, не плохой заработок для ребенка. Учитывая, что гостей в наш дом черти носили часто — больно уж хлебосольные родители были. Как вспомню, так вздрогну — одна я в семье с рождения отличалась практической сметкой!

Правда, с возрастом я эту смекалку, кажись, подрастеряла. Как-то готовила сумку — отдать вещички младшего поколения. Все равно выросли, носить уже не будут, а другим, может быть, и пригодятся.

Младшее поколение сидело насупленное, с мрачной тоской наблюдало за разграблением ящиков. Когда в сумку перекочевало любимое барыньское платьице — полосатенькое, с короной и с надписью «Принцесса», девица моя не выдержала.

Ухватив братца за руку (он, бедолажка, успел только кепарик с машинкой спасти от злобной транжиры-матери, готовой весь гардеробчик нещасных деток раздать), она потянула его прочь, сообщив:

— Пойдем, мой Виталя, в длугой дом жить, тут нас не лубят!

И Виталя, наградив меня на прощание укоризненным взглядом, пошел. Смеялась я долго — Барину-Витале тогда было четыре, Барыньке — три, а какие собственники. Потом вспомнила себя. И свое возмущение тем, как мои вещи — мои любимые вещи — разбазаривались злыми взрослыми. Сумку разобрала, вещички вернула, пообещала больше так не делать. В качестве епитимьи мне было сказано купить шоколада. Мнооого.

А вечером были гости, и сладкая парочка от всей души им исполнила свой последний хит «Ты мой миленький хорошенький мой котик». Полученную прибыль делили под столом, обе стороны использовали принцип Попандопулы — это мине, это опять мине, и это снова мине. Дележка закончилась тумаками, громким ревом и требованием повысить гонорар.

Буля ахала, охала и изумлялась, в кого малышня такая практичная пошла. А я нашла эту свою фотографию — без фотошопа, без макияжа, без всякой пластики (пусть заткнутся завистники, которые утверждают, что губки у меня силиконовые), и главное — в том самом платье. Беленьком. С блямстюшечной ниточкой и кружавчиками-листиками.

DSC01463


PS. Песня про кота - бонусом!)



PS.PS. Что помните из детства золотого?)

PS.PS.PS. И пластики, кстати, не было. Вот.

Tags: житие мое, поболтать, я

Recent Posts from This Journal

promo ki_bella maggio 17, 15:02 165
Buy for 50 tokens
Свежайшая история о поездке в Сочи и просто классическом кидалове там: парочка отчаянных путешественников, мечтавших побывать на Формуле-1, решили туда прокатится со всем комфортом. Отчаянных – потому как люди они спокойные, к лягушкам –путешественникам себя никоим образом не…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →