Я. Без фотошопа. Без макияжа. До пластики...

На фотке под катом я. Вы не поверите, но именно так выглядела, когда  не приходилось блюрить фотки, чтобы скрыть морщины-окопы, кажное утро штукатурить фейс тремя видами тонального крема, а вечером — по схеме, с тщательностью сапера на минном поле, мазать восемь кремов, ориентируясь по карте, составленной косметологом.

И вообще, я тогда не пила, не курила, не сидела в инете до трех ночи и даже — о ужас! —материться не умела. Материться я вообще в десятом классе научилась, но, так как ребенком была способным, научилась быстро и качественно.

Я даже больше скажу — я тогда была такой милочкой и лапочкой, что ми-ми-ми. Даже Мулечка, видя эти фотографии горестно вздыхает: ведь таким милым и добрым ребенком была, всем улыбалась, никому пакостей не творила, ктоб подумал, что такая сволочь вырастет язвенная!

Мулечка сильно-сильно ошибается. Улыбаться всем приходилось — как же, скомандовали, пакостей творить попросту сил не хватало, ибо какие пакости, когда сам от горшка два вершка, но мизантропией ярко выраженной и в те времена я, нещасная, страдала сверх меры.

До сих пор помню свое возмущение в тот момент, когда добрая бабуленька отдавала вконец приборзевшей крестной пять банок томатного сока. Трехлитровых банок! Моего любимого томатного сока! А, придачу к ним, к этим банкам — мой зеленый комбинезон и платьице. Бееееленькое. С блямстюшечной ниткою.

Я встала грудью и заявила, что если разграбление отчего дома набежавшими мародерами немедленно не прекратится, то напишу жалобу. В ЦК КПСС. Мародеры - буля, муля и папуля с дедулей громко ржали, но на платье больше не покушались.

Маленькая победа сподвигла на большие подвиги и постепенно благотворительность за мой счет в семействе была прекращена — а то ишь, повадились. Платья честно перешивались для кукол, в комбинезонах катались пупсы в коляске, а томатный сок получил звание стратегически важного продукта, неприкосновенного для всяких прожорливых гостей и родственников.

Победой я гордилась и даже улыбалась, когда меня ставили перед объективом, украшать улыбкой интерьеры, и на табуретку — поражать окружающих неимоверным талантом к декламации и пению.

Декламация, кстати, была моим коньком. Я получала садистское удовольствие, самозабвенно мучая слушателей «Генералом Топтыгиным» от начала и до конца, и «Евгением Онегиным». Последнего до конца я не знала, но лица гостей, ознакомившихся с бессмертным творением Некрасова, кислели на первой же фразе, они начинали бурно аплодировать и тянулись к кошелькам, желая вознаградить ребенка за старания.

Одно выступление обеспечивало рупь, а то и полтора моей личной, чистой прибыли. Весьма, кстати, не плохой заработок для ребенка. Учитывая, что гостей в наш дом черти носили часто — больно уж хлебосольные родители были. Как вспомню, так вздрогну — одна я в семье с рождения отличалась практической сметкой!

Правда, с возрастом я эту смекалку, кажись, подрастеряла. Как-то готовила сумку — отдать вещички младшего поколения. Все равно выросли, носить уже не будут, а другим, может быть, и пригодятся.

Младшее поколение сидело насупленное, с мрачной тоской наблюдало за разграблением ящиков. Когда в сумку перекочевало любимое барыньское платьице — полосатенькое, с короной и с надписью «Принцесса», девица моя не выдержала.

Ухватив братца за руку (он, бедолажка, успел только кепарик с машинкой спасти от злобной транжиры-матери, готовой весь гардеробчик нещасных деток раздать), она потянула его прочь, сообщив:

— Пойдем, мой Виталя, в длугой дом жить, тут нас не лубят!

И Виталя, наградив меня на прощание укоризненным взглядом, пошел. Смеялась я долго — Барину-Витале тогда было четыре, Барыньке — три, а какие собственники. Потом вспомнила себя. И свое возмущение тем, как мои вещи — мои любимые вещи — разбазаривались злыми взрослыми. Сумку разобрала, вещички вернула, пообещала больше так не делать. В качестве епитимьи мне было сказано купить шоколада. Мнооого.

А вечером были гости, и сладкая парочка от всей души им исполнила свой последний хит «Ты мой миленький хорошенький мой котик». Полученную прибыль делили под столом, обе стороны использовали принцип Попандопулы — это мине, это опять мине, и это снова мине. Дележка закончилась тумаками, громким ревом и требованием повысить гонорар.

Буля ахала, охала и изумлялась, в кого малышня такая практичная пошла. А я нашла эту свою фотографию — без фотошопа, без макияжа, без всякой пластики (пусть заткнутся завистники, которые утверждают, что губки у меня силиконовые), и главное — в том самом платье. Беленьком. С блямстюшечной ниточкой и кружавчиками-листиками.

DSC01463


PS. Песня про кота - бонусом!)



PS.PS. Что помните из детства золотого?)

PS.PS.PS. И пластики, кстати, не было. Вот.

Recent Posts from This Journal

  • Отдаем в хорошие руки детей из приличной семьи

    Внимание-внимание! Только сегодня и только сейчас проводится беспрецедентная по cвоей щедрости акция. Раздача большого, нечеловеческого,…

  • Кошелек не заплачет

    Выбирать подарки нужно с умом. Помнится, на одном дамском форуме бурно обсуждали презент от одного совсем уж потерявшего страх и совесть товарища:…

  • Размер имеет значение!

    Размер – имеет значение. Это я вам как человек, проживший тридцать с лишним лет, признаюсь. По секрету, на ушко. И пусть нам втирают, что…

  • Пила, курила, давала: сейчас вся в шоколаде

    Девушка И. в нашей малолетней компании имела репутацию, далекую от святоши. К концу девятого класса она пила как лошадь, курила как паровоз,…

  • Фитнес гуру для самоубийц. ФОТО

    Мир меняется. Я чувствую это в воде… Я чувствую это в земле… Вот, и в воздухе уже чем то запахло… Чем? Мощами и валерьянкой. А…

  • Красота без цензуры

    На фото под катом – женщины удивительной красоты. Знаю, знаю, сейчас многие закричат: окстись, безумная! Красота – это скулы, торчащие…

  • Ненависть к родителям: что делать?

    Я ненавижу своих родителей. Единственная их заслуга это испорченное детство и сломанная психика. Постоянная ложь, обещания, которые никогда не…

  • Я. Фото. Утро. Кря-со-та!

    Проснулась как-то утром, смотрю на себя, и тащусь даже вроде как немножко. Решила запечатлеться для потомков, вертелась, вертелась с телефоном,…

  • Она его убила

    Вот уже который год Татьяна носит клеймо предательницы. Да что там предательницы. Предательница – слишком мягкое определение, к таким…

promo ki_bella december 18, 2017 21:04 106
Buy for 50 tokens
Выбирать подарки нужно с умом. Помнится, на одном дамском форуме бурно обсуждали презент от одного совсем уж потерявшего страх и совесть товарища: на день святого Валентина этот нечуткий чувак презентовал своей возлюбленной...Ох, мне даже стыдно сказать что! Сейчас вздохну глубоко и напишу.…
ты совсем не изменилась!
хотя, что это я
конечно, выросла
и покрасилась!)))
"хорошо выглядела!" - для женщины это очень сомнительный комплимент.)
Что помните из детства золотого?)

много чего. но почему-то всё нерадостное
Красотулька! :) А я помню, как моего голыша отдали, который мне на фиг не нужен был, но я так обиделась! :)
прелесть какая!)))
А мои родственники очень любят вспоминать, как маленькая Оля расхерачила в бабушкиной ванной литрушку нашатыря... Весело было всем)
рыжая милашка-симпатяжка!!!

а сейчас - грымза :-)
всё повторяется))))
очень позитивный пост и фото)
Какая ты милая! Почти не изменилась.
Посмеялась над текстом)
Здравствуйте!
Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
Как интересно. Онегина, оказывается Некрасов написал.
ну если вы считаете так - то сколько угодно
лично я под бессмертным творением некрасова понимаю Генерала топтыгина
но у вас может быть другая реальность
Да)) такая маленькая) я думала будет фото где более взрослая))
я обозвал "мерзавицей" мамину приятельницу (причем перед этим с ней час или два очень мило общался), чем страшно ее расстроил. было мне года три, почему я так сделал, с какого буя - не знаю до сих пор.

вообще, помню много. у меня очень ранние детские воспоминания, отрывочные еще, когда я говорить не умел.
С твоим темпераментом ни один мужик не устоит!
мда. было б чем гордиться. а то жадностью...
я вот помню, как в детстве собирала мешок игрушек (шмотки собирала мама), и мы несли этот мешок соседям на пятый этаж. там было трое детей, вечно с голодными глазами и взглядом маленьких зверят, мать-маляр и отец пропойца. и мне никогда не приходило в голову ничего жалеть.
Меня в детстве не травмировали "отдаванием" моих вещей, все делалось тайно, за моей спиной) Не нравилось получать вот такие "чужие одежды", не нравилось донашивать за старшей сестрой.