Ki_Bella (ki_bella) wrote,
Ki_Bella
ki_bella

Цена империи

Трудно поверить, что на этой фотографии Наталья Ветлицкая. Нет, не спорю — во все времена лицедеи просто обязаны были выглядеть так, чтобы внимание публики ухватить и удержать. Даже если мысли у публики в этот момент рождаются далекие от высокого искусства.

Но тут, пардон муа, жесткий перебор.

И не только у Натальи и мужчины в клоунском пиджаке.



Период такой был.

Я сегодня перебирала горы макулатуры на чердаке. Зачем с собой таскаем весь этот хлам, понять не могу, но обнаружился ветхий, пожелтевший от времени постер с изображением кумира всех юных дурочек — Юры Шатунова, в джинсовой кооперативной «варенке». Без рукавов, увешанной всевозможными значочками. Постер был добыт мною на развороте журнала «Пионер» и гордо водружен на дверь с помощью канцелярских кнопок. Вот, нашла электронную версию. Женская "кольешка" на шейке доставляет особливо.


У мамы он вызывал нервную почесуху, совмещенную с недоуменным вопросом: этта что такое, дочка дорогая? Слово «бомж» тогда не знали, мама скромно именовала звезду девичьих грез «оборванцем».

В тот же год — еще до августовских событий, приведших к полному развалу СССР, мы отдыхали в Юрмале, и, выбираясь на променад, поражались нарядам гуляющих.

Была там улица, по которой вечерком фланировали приезжие со всех концов страны советов. Место выгула ансамбля, который можно было назвать «я надену все лучшее сразу». Помнится, я, мелкая, впала в состояние культурного шока, увидав тетеньку на невероятнейших каблах, с гривой, начесанной как у льва в «Полосатом рейсе», раскрашенную, словно Чингачгук, вышедший на тропу войны.

С вождем краснокожих ее роднил наряд, демонстрирующий полуприкрытую задницу. Как сейчас помню: сверкающее люрексом и пайетками боди (я, святая наивность, решила что это гимнастический купальник), и короткий пиджачок ядовито- салатового цвета с огромными плечами.

Пиджачок не прикрывал пятую точку полностью, и все оборачивающиеся —поверьте, оборачивались вслед даме все! — могли лицезреть ягодицы, открытые совершенно бесстыжим образом. Нет, нет, зад купальника был не стринговый (тогда о стрингах слыхом не слыхивали) — но очень, очень похожим.

Теперь — тадам! — признаюсь в страшном грехе.

Я смотрела на тетеньку, затаив дыхание. Нет, о том что сия принцесса может быть жрицей любви, не думала. Как истинная пионерка, слова «проститутка» не знала. Я смотрела на нее и восхищалась, потому как в моих глазах мадам выглядела настоящей звездой!

Ну, если не совсем настоящей, то очень похожей.

Такие иногда мелькали в музыкальных программах на телевидении, но очень редко. Аллегрова вроде была, и Долина, и Алла Борисовна, но Алла Борисовна по сравнению с ними была очень, очень скромной. Овсиенко, кажется, имелась. Или не Овсиенко, а Гулькина — помните, наверное, изо всех динамиков неслось — муууузыка нас связала...так вот эта, ага.



С исполнительницами «Музыыыки» продавали кустарные постеры и календари. На бумаге для фотографий, портретного, или, как правильно называть — не знаю, формата. Со снимков смотрели дамы со львиными начесами, подведенными до самых висков глазами, одетые самым причудливым образом.



Причудливость эта казалась настоящей роскошью Еще бы! Такие шмотки можно было купить только в «коммерческих» магазинах — помните отделы в комиссионках с привезенными из-за границы товарами. Они появились еще до наступления эры челноков.

Сколько там было недоступного кошельку обычной гражданки великолепия!

Люрексовые шарфы-сетки, и сетки же колготки, косметика самого ужасающего вида, множество баночек с блестками на вазелине, жвачки, синтетические блемскучие кофты, иногда — радиотелефоны и клавиатуры для компьютеров, которые не искушенная публика считала самими компьютерами.

Пластиковые браслеты, заколки, ободки.

Джинсы — мечта идиотки, воняющие странно, мажущие ладони и ноги. Шнурки кислотных цветов.

Перчатки-митенки из кожзама.

Буууусики.

Да, бусики. Ну, как бусики — цепуры сверкающие, из странного металла.

На бууусики и жвачки смотрели с особым вожделением, «звезды» на снимках, обвешанные этими цепурами, браслетами, одетые, как я сейчас подозреваю, в ночнушки и драные джинсовки или косухи из кожзама, выдували пузыри из баблгама, демонстрируя, как это круто...

А мы смотрели, завидовали и так хотели быть на них похожими.

Господи ты божешмой!

Вспомнила это, глядя на постер с Шатуновым и вздрогнула.

Потому как напоминали мы дикарей — сейчас видно.

Дикарей с необитаемого возраста, к которым прибыли европейцы, и покупают дикарей европейцы дешевым ширпотребом, которому в Европах сбыта не найти, а этим, диким, в самый раз. Просто потому, что такого не видели...

Я знаю, сейчас мне многие возразят — крпотому это случилось, как всякая выбившаяся «наверх» шелупонь продажность за бусики пропагандировала. И ткнут пальцем в фотографии выше.

Позволю себе возразить — неааааа. Не пропагандировали они ни фига. Они просто имели возможность купить всю ту дешевку, о которой остальные мечтали. Были отражением общества, так сказать. Его хотелок и мечталок.

А общество хотело буууусиков.

И это, признаться, сейчас видится ужасным.

Деградация нескольких поколений до уровня аборигенов из племени мумба-юмба, готовых продаваться миссионерам за цветные стеклышки.

Всего-то за шестьдесят с небольшим лет искусственной изоляции от мира.

ЗЫ. Вопрос: пошла ли она, эта изоляция, кому-то на пользу, ммм?
Tags: об истории несерьезно, поболтать
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo ki_bella october 10, 00:01 109
Buy for 50 tokens
Наткнулась на отрывки книги Коржакова, бывшего охранника Ельцина. Он в деталях и, не стесняясь, описывает страсть Ельцина к сексуальному насилию. Охранник утверждает, что сам был свидетелем, как президент изнасиловал двух своих горничных, одна из которых была прапорщик ФСО. Если верить…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 124 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →