Ki_Bella (ki_bella) wrote,
Ki_Bella
ki_bella

Это не оргазм, право


фото: Моа Калберг


— Не могу я бооооольше! — голосит в трубку хорошая приятельница, на днях умотавшая в командировку. Тут же плачет, а потом опять орет с надрывом: — Садисты! Ну, помогите же! Больно!

У меня на голове волосы шевелятся от ее криков, и хочется успокоить, да только вот как — не понимаю. Пожалеть и сказать:

-Терпи?

Таких советчиков вокруг нее сейчас — воз и маленькая тележка, ей там все в один голос кричат — да потерпи, ишь какая нежная!

Рожает она, рожает. Угу.

Вообще, терпеть и орать Тонька изначально не собиралась. Слава богу, медицина сейчас предоставляет массу способов обезболить процесс. Начитавшаяся всяких инстаграмщиц, задушевно рассказывающих о родах, как о неземном оргазме, она сначала хотела наотрез отказаться от всех достижений современной фармакопеи (хвала создателю, до родов на дому в ванной не додумалась), но потом разум возобладал.

И по плану бебис должен был появиться в изысканно обставленной родовой палате, под музыку Шопена. Или Сен-Санса, на худой конец. Придти в мир, полный изящества, благородства и спокойствия. Красивая мамочка раскинется на подушках, счастливый папенька перережет пуповину, а вокруг будут падать, падать лепестки роз...

Но, как известно, похерить все планы — любимейшее развлечение мироздания. До правильных родов со сценарием осталось две недели, и Тонечка отправилась в вояж по глубинке: дети, как известно, требуют затрат, а командировки грамотного аудитора оплачиваются очень, очень хорошо.

Вместо отлично отремонтированной родовой с розовыми лепестками и Сен-Сансом загремела в среднестатистический провинциальный роддом. Дальше? Сами понимаете — муж мечется тут с воплями матерного содержания, Тонька орет в трубку, персонал роддома выговаривает, какая офигевшая из нее роженица и рекомендует потерпеть. Выговаривает так, что динамик телефона транслирует их выговоры мне — за сотни, если не тысячи километров от места действия.

Знаете, я делала это четыре раза. В смысле — рожала. Могу сразу сказать — это не оргазм, право. А наши врачи делают все, чтобы ты это прочувствовала. Нет, отправиться в роддом «по полису» ни разу не рискнула; с моей мизантропией находиться с кем-то в одной палате — невозможно. Но и специализированных клиник не искала, надеялась, связка " деньги — сервис" будет работать даже в таких, узкоспециализированных заведениях.

А зря. Каждый раз мне попадалась добрая тетя, которая считала своим долгом высказать: какого фига, роженица, вы пищите? Вон в соседней родовой нормальная лежит, вся порвалась и шьют ее на живую, а вы тут права качаете! Рожать — это вам не трахаться, пардон, тут терпеть полагается!

И это «терпеть полагается» так въелось на подкорку таких тетенек, что они забыли: долг каждого врача облегчать страдания пациента. Даже если они считают, что «облегчать страдания не полагается».
Если перечилить все те прелести, которые я поимела за свои же деньги — волосы дыбом встанут.

Помнится, на первых родах меня просто оставили в гордом одиночестве в палате с железными койками. Когда я, наконец, смогла дозваться медсестру, та не поверила, что начались потуги, и заглянувшая через десять минут врач — о чудо, она все таки заглянула, хотя два часа с лишним я там провалялась в одиночестве! — в панике орала чтобы принесли пеленки, а потом меня волокли по кафельным холодным коридорам с воплями «головка показалаааааась».

Во время вторых добрые доктора решили, что фигурное шитье на живых людях — самое то, и настойчиво пытались на мне в нем попрактиковаться, возмущаясь несознательностью: Елена Николавна требовала общий наркоз, потому как болевой порог и так низкий. Очень грозная заведующая отделением явилась в родовую, сдвинула брови, и начала на меня орать:

— Какой наркоз, терпи, сейчас к креслу привяжем!

Для меня это «к креслу привяжем» стало некоей точкой кипения. С меня взяли не слабые бабки за «сервисные роды» и, мало того, что профилонили разрывы, так еще и угрожают к «креслу привязать»? Мало там не показалось никому из присутсвующих. За анестезиологом неслись рысью, ко мне он уже бежал галопом.

Именно тогда я поняла простую истину: в роддомах наших, увы, настолько привыкли к безответности ( не к безответственности, а к безответности) рожениц, что потеряли не только страх, но и совесть, и права там надо качать по полной программе.

Только вот когда в тебя вставили раскаленный зонтик, раскрыли, а теперь тащат наружу, накручивая на него внутренности — теряешься. Как сегодня моя крутая аудиторша, которая жалобно завывает в трубку и плачет, а на нее орут, будто и не начала она с порога платить, платить, платить, чтобы хоть немножко без боли, хоть чуточку подобрее. И за себя постоять практически не можешь, и думаешь — да пусть уж делают, а тебе внушают — все терпели и ты терпи!

И терпят ведь многие.

Видела я ту девочку, которую шили на живую, которая молодец молчала и терпела, как полагается. Она по коридорам передвигалась в позе «зю», когда ползала мазать швы. Этой процедуры до трясучки боялось все отделение, да все отделение ВСЕГО боялось — и осмотров, когда тебя за человека не считают, и рук одной педиаторши — она любила лазить смотреть, пошло ли молоко и очень, очень больно щипала и тянула за соски, простите за такие подробности, и нянечек, которые слезки могли быстро вылечить угрозой, «ребенка заберу, не принесу» — и это в двадцать первом веке, нормально, да?

Терпят потому что " у нас зарплаты маленькие, а вас много, ну не могу я с каждой возиться«. Терпят потому, что «рожаешь бесплатно, что не нравится, надо было в платную идти» — хотя позвольте, какое бесплатно? Фонд ОМС вроде как оплачивает, так? Терпят потому, что все терпят, потому что даже когда платишь, слышишь — ишь, какая нежная!

Дорогие врачи, за что вы с нами так?



Tags: медицина, о женщинах, о жизни

Recent Posts from This Journal

  • Отдаем в хорошие руки детей из приличной семьи

    Внимание-внимание! Только сегодня и только сейчас проводится беспрецедентная по cвоей щедрости акция. Раздача большого, нечеловеческого,…

  • Маленький уродец – лицо семьи

    Общество мелких зверенышей отражает все пороки большого. Да-да, я знаю. Я слышала – нельзя плохо говорить о детях, тем более чужих. Во первых –…

  • Это пи…пец, товарищи

    Это Оренбург, и мужчине, которого фельдшер волоком тащит сейчас по земле жить осталось пять часов. Видео под катом, чтобы ленту не рвать. Следом за…

  • Апогей унижения

    На этих снимках – артефактная вещь. которая даже не снилась нынешнм нищебродам, тоскующим по новому айфону. Не вещь даже, а символ. Символ…

  • Безумный круг

    Когда я сдавала экзамен на права, то самым сложным в теории были перекрестки (как и у многих, наверное). Миллион правил, уточнений, особенностей…

  • Тыбневдул? А тебе и не светит...

    Одну из женщин на этой фотографии (под катом)сегодня полдня полоскали в ЖЖ. Мартышка – по моему, самое мягкое, что выдали в ее адрес изысканные…

  • Секса нет, но вы держитесь!

    Иногда, слушая или читая жалобы, думаю – как, все таки скучно я живу! Даже мужики мои и то были вполне таки нормальными на фоне тех…

  • Я посылаю свой портрЭт...

    Бомбануло до помутнения в глазах. Ситуация: буквально только что написала мне приятельница - живем почти рядом, на разных концах улицы. Дама она…

  • Исчезающая фотография в Телеграме: президент и странные коленки

    На снимке (под катом) - человек,похожий на президента у машины, в которой видны чьи-то весьма странные коленки. Фотография упала в чат…

promo ki_bella 20:01, tuesday 99
Buy for 50 tokens
Это Оренбург, и мужчине, которого фельдшер волоком тащит сейчас по земле жить осталось пять часов. Видео под катом, чтобы ленту не рвать. Следом за фельдшером идет тот, кто, по идее, всегда должен помочь – водитель “скорой помощи”. Но человеку собственное здоровье дорого, клятву Гиппократа он не…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →